You are viewing oxxx


Выпускной

Она стояла и смотрела на вечернее озеро. Воздух дышал чем-то новым, прекрасными ощущениями юных, вечер что-то обещал, возвращая ее память в летние вечера много-много лет назад... Когда она еще не была седой, не носила очки, когда сын был маленьким, когда она еще была не замужем, сама была молодой и мечтала о будущем... Озеро дышало летним вечером, словно отражая будущую жизнь для тех, кто сегодня запускал салюты и фейерверки в честь выпускного бала, ждало рассвета, одного из самых чудесных в жизни, фонтаны доносили брызги и дыхание свежести и молодости...

В квартире было тихо - муж спал, и она тихонько зашла в пустую комнату теперь уже "законно" взрослого сына, заканчивающего сегодня школу. Днем они с мужем посетили торжественную часть празднования, подарили учителям цветы и долго пытались поймать взгляд сына, но он уже не поворачивал голову в их сторону... вихрастая голова терялась в толпе сумасшедших и смешных ребят в красных лентах, бегущих вперед к новым недетским увлечениям...

В комнате на полу валялись драные грязные джинсы, гитара, музыкальные диски, провода... сколько раз можно было просить его убраться, и все было бесполезно - стираться джинсы тоже никак не хотели, даже после самого успешного отстирывания через день превращаясь в настоящие грязные гаражные джинсы для репетиций музыкальной группы. Она села на пол, повертела в руках диск незнакомой группы, а нет, вот что-то из старых рокеров, этому, видимо, научил муж. А вот это тоже незнакомое, и рисунки совершенно непонятные, словно с другой планеты... Постеры на стенах кричали о чем-то на своем незнакомом языке, не выключенный экран комьютера мигал и переливался какими-то узорами... Ее клонило в сон, но ей так хотелось дождаться сына, ну пусть с выпускного придет поддатый, только бы поскорее успокоитьcя и лечь спать. Нет, так долго ей не выдержать.Набирать его номер совершенно не хотелось - ночь принадлежит выпускникам, а не родителям...

Она все-так легла спать, бесконечно просыпаясь от каждого звука, ожидая поворота ключа в замке...

Утром дверь в комнату сына оказалась закрытой. У двери стояли две пары обуви - мужская и женская.
"Как быстро они взрослеют!" - подумала она, и машинально смахнула пыль с его ботинок. - теперь это уже "они", а не мы..."

Осенне-зимняя Цветаева


"... Вот опять окно,
Где опять не спят.
Может - пьют вино,
Может - так сидят.
Или просто - рук
Не разнимут двое.
В каждом доме, друг,
Есть окно такое.

Крик разлук и встреч -
Ты, окно в ночи!
Может, сотни свеч,
Может, три свечи.
Нет и нет уму
Моему - покоя.
И в моем дому завелось такое.

Помолись, дружок, за бессонный дом,
За окно с огнем!"

Марина Цветаева, 23 декабря, 1916 г.

1)Jack Honey Lemonade

Продукты:
- 50 мл Tenessee Honey
- 100 мл лимонада
- лед
Приготовление: билд

2)Hot Tenessee Toddy
Продукты:
- 50 мл Jack Daniels
- сок четвертинки лимона
- столовая ложка меда
- палочка корицы
- кипяток
Приготовление: билд

Vicente Romero Redondo


Originally posted by levkonoe at Я пошутила! Вот понедельничный портрет! Vicente Romero Redondo



Эта девушка у нас уже была, и тоже с розовой шалью, а тут она решила ее развернуть и полюбоваться.

Есть еще один вариант этой картины -чуть другой наклон головы, чуть другая штора. Но мне этот больше нравится

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Автор картины - в заголовке, при копировании просьба указывать автора!

то же на dreamwidth.org
Дрим не открывается? вам сюда

Originally posted by zina_korzina at Русская дача, как феномен.
«Вдали над пылью переулочной,
Над скукой загородных дач,
Чуть золотится крендель булочной,
И раздаётся детский плач».

Александр Блок.



  • Лето на исходе, но дачная страда - в разгаре. Поговорим о феномене дачи в нашей культуре? Иноземные словари выдают, что dacha (англ.), Datscha (нем.) или даже – dacia (итал.) – это русское загородное жилище, не являющееся, между тем, «домиком в деревне» и играющее в России особую социально-культурную, досуговую и – хозяйственную роль. То есть это такой же неповторимый феномен, как русский балет, русская интеллигенция или, скажем, «загадочная русская душа». Это нечто такое, что даже невозможно с точностью перевести на другие языки мира, ибо присутствует исключительно в русской жизни. Действительно, понятие «дача» знакомо иностранцам из-за популярности чеховских пьес во всех странах мира – пожалуй, ни один крупные театр не обошёл «Вишнёвый сад», где дачный вопрос стоит весьма остро. Негоциант Лопахин, «из новых», поучает беспечную, непрактичную барыню: «Вы будете брать дачников самое малое по двадцать пять рублей в год за десятину, и если теперь же объявите, то, я ручаюсь чем угодно, у вас до осени не останется ни одного свободного клочка, все разберут». Итак, в хрестоматийной чеховской пьесе мы замечаем интереснейшую подробность. Превращение имения в дачный посёлок. Точнее, замена имения на дачу. Или даже так – создание дачи по образу и подобию имения.

    Коровин. На террасе.

  • Константин Коровин «За чайным столом». Дача Поленовых.

    Разрушить старый образ, дабы создать его же новое прочтение. Но к этой теме мы ещё вернёмся. Итак, сам термин «дача» возник ещё в петровскую эпоху. Дача - это то, что даётся. Изначально это были места близ Петербурга, щедро даруемые Петром за заслуги перед Отечеством. Смысл дач – привязать аристократию к неуютной и мало устроенной питерской жизни. Но слово прижилось, хотя первоначально, как мы видим, имело другое значение. Во времена Пушкина дачей всё ещё именовалось именьице под Петербургом, а потом и под Москвой. Помните? «С восхищением глядел он на ясное, бледное небо, на величавую Неву, озаренную светом неизъяснимым, и на окрестные дачи, рисующиеся в прозрачном сумраке», - это строки из недописанной повести «Гости съезжались на дачу». Также дачей называлась петергофская Александрия, выстроенная в 1830-х годах по заказу императора Николая I для нежно любимой жены – Шарлотты Прусской (после крещения - Александры Фёдоровны). Но время шло – постепенно уходила Россия - поместная, Россия «дворянских гнёзд». Зато заявляла о себе буржуазия, появлялась прослойка состоятельных горожан – адвокатов, заводских управляющих, конторских начальников, …а также инженеров-путейцев, связистов, гимназических инспекторов, руководителей телеграфных пунктов и так далее.

    Read more...Collapse )

  • Борис Кустодиев «На террасе».

    Как заявил Лопахин: «До сих пор в деревне были только господа и мужики, а теперь появились ещё дачники». У них, разумеется, не было имений, зато был заразительный пример перед глазами – недосягаемая, непостигаемая аристократия. Итак, русская дача – это не что иное, как доступный «заменитель» барского поместья. Дачная жизнь заменяла адвокату или инженеру ту самую дворянскую дольче-вита, которую они знали по книгам или даже наблюдали в реальности. Почему именно в России возник этот феномен? Потому что, как сказал исследователь архитектуры Андрей Иконников (правда, по иному поводу): Для русского человека «...авторитетом привычного обладала традиционность. Особую привлекательность получила парадигма дворца, <…> дворянской усадьбы». К 1880-1890-м годам дачников сделалось так много, что о них стали писать рассказы, фельетоны, а модные журналы советовали носить на даче просторную и практичную одежду, не лишённую, меж тем, изящества и прелести. Издания «Дамский мир» и «Модный магазин» в летние месяцы регулярно помещали раздел, посвящённый «дачным нарядам». Разумеется, это были именно наряды, а не надоевшая одежда, которую свезли на дачу с целью доносить и выбросить! Так, дамам советовали немного ослаблять корсеты, а мужчинам - носить канотье и пиджаки из чесучи.

    Семья Тюляевых. Дача Бахрушиных в Тарасовке

  • Семья Тюляевых на даче Дмитрия Бахрушина.

    Дальше – больше. Вспоминаем всё того же Лопахина: «Все города, даже самые небольшие, окружены теперь дачами. И можно сказать, дачник лет через двадцать размножится до необычайности. Теперь он только чай пьёт на балконе, но ведь может случиться, что на своей одной десятине он займется хозяйством, и тогда ваш вишневый сад станет счастливым, богатым, роскошным...» Впрочем, дача, как сельхоз-феномен, получила своё развитие только в советские времена. Но об этом – позже. Пока на дворе русский Серебряный Век с его тоской по рифмам и томительным ожиданием не то революции, не то конца света, не то…приезда новой кафешантанной дивы из Парижа. Дача, как quasi-усадьба, как место идеального отдыха. Дача - это побег из города, и последняя попытка укрыться от губительных страстей городской жизни. Все описания дореволюционных дач похожи – это непременная речка, романтическая веранда, шум поезда в вечерних сумерках, палисадник, и - миленькая дачница. «Лёля NN, хорошенькая двадцатилетняя блондинка, стоит у палисадника дачи и, положив подбородок на перекладину, глядит вдаль. Всё далёкое поле, клочковатые облака на небе, темнеющая вдали железнодорожная станция и речка, бегущая в десяти шагах от палисадника, залиты светом багровой, поднимающейся из-за кургана луны».

    Шагал окно на даче 1915

  • Марк Шагал. «Окно на даче. Заольшье».

    Наиболее напряжённо и даже, более того, трагически, противопоставление города и дачи звучит в рассказе Леонида Андреева «Петька на даче». Помните? Мальчик-подмастерье, проводящий дни в настоящем аду, волею судьбы попадает на дачу. Это становится для него настоящим шоком – он никогда не был в таком райском месте. «В первые два дня Петькина пребывания на даче богатство и сила новых впечатлений, лившихся на него и сверху, и снизу, смяли его маленькую и робкую душонку». Но ничто, увы, не бывает вечным – вскоре мальчик снова оказывается в своём привычном кругу – в замызганной дешёвой парикмахерской для непритязательного люда. Что характерно, «…про город он забыл, а другое место, куда ему всегда хотелось уйти, - уже найдено». Кстати, основой рассказа послужило воспоминание однофамильца писателя – модного и востребованного парикмахера Ивана Андреева , который вышел из самых низов общества, но к моменту написания рассказа слыл богатым и уважаемым человеком. Так что, не стоит так уж жалеть несчастного Петьку – его ждало блестящее будущее ( См.его парикмахерскую и дамскую причёску из его альбома). Итак, дачник сделался популярным персонажем литературы.

    Дача Лямина. Сокольники

  • Дача Ляминых. Сокольники.

    Вот и знаменитая насмешница Тэффи иронически отмечала: «Дачник – происхождения доисторического, или, уж во всяком случае, – внеисторического. Ни у одного Иловайского о нем не упоминается. Несколько народных легенд касаются слегка этого предмета». Интересно, что воспоминание о той, старой, довоенной и дореволюционной дачной жизни иной раз прослеживается в произведениях русских, советских авторов 1920-1930-х годов. Совершенно прустовское звучание – в поисках утраченного времени. Возьмём таких непохожих авторов, как Владимир Набоков и Валентин Катаев. В набоковской «Машеньке» эмигрант, живущий в «каменном, сером мешке» равнодушного Берлина, вспоминает свою любовь. Разумеется, на фоне дачного бытия. «В сосновом перелеске, на шероховатых стволах, вечернее солнце лежало огненно-румяными полосками. Из дачных садиков доносился стук крокетных шаров…» Дача тут выступает, как зримый символ России, куда нет возврата. Напыщенный и – нищий Берлин тут остро и драматически противопоставлен старой даче; асфальтовая злая громада, пожирающая души – навсегда ушедшей романтике русских вечеров. И главный герой отказывается от встречи с Машенькой – она попросту не возможна в подобных декорациях.

    Ю. Пименов. «Женщина в гамаке». 1934

  • Юрий Пименов «Женщина в гамаке».

    Но, что интересно, сугубо советский автор Валентин Катаев, певец революционных будней и прекрасной солнечной современности, всё-таки позволяет себе ностальгию по дачам давно ушедшего времени. «Утром под абрикосами был накрыт громадный стол, уставленный букетами полевых цветов. Середину его занимал сдобный крендель величиной с велосипед. Все дачники были приглашены под абрикосы к утреннему чаю. День, начавшийся так торжественно, продолжался в том же духе и закончился детским костюмированным вечером с музыкой и фейерверком…» Замечу, что среди приглашённых дачников было и семейство Бачей, где папа - прогрессивный интеллигент, а сын – лучший друг революционного босяка - Гаврика. Впрочем, повесть «Белеет парус одинокий» писалась в середине 1930-х, когда русские, точнее уже - советские люди снова почувствовали вкус дачных вишен. Тогда стало вновь актуально снимать дачу на лето или хотя бы на месяц. Так, во многих гайдаровских вещах есть упоминание о дачной жизни. Берём «Голубую чашку» и – читаем: «Только в конце лета я получил отпуск, и на последний теплый месяц мы сняли под Москвой дачу. Мы со Светланой думали ловить рыбу, купаться, собирать в лесу грибы и орехи».

    Тимур

  • Кадр из фильма «Тимур и его команда».

    История повторяется, только уже на другом этапе. Сталинский СССР активно возрождал все имперские традиции – пролетарии срочно перенимали вкусы и смыслы у побеждённого и – уничтоженного класса. Так возник феномен советской дачи, которая имела тот же смысл, что и дача - дореволюционная. Парадигма дворянской усадьбы. Снова открываем томик Аркадия Гайдара. «Тимур и его команда». Дети, живущие летом на даче, не довольствуются купанием, играми и чтением хороших книг. Они помогают старшим и борются с «вселенским злом» в лице Мишки Квакина и его гнусного адъютанта - Фигуры. Более того, их борьба облачена в интереснейшую игровую форму. Тимуровский штаб был похож на романтическую каравеллу из приключенческих романов. «Женя заглянула через щель. Перед ней, как волны моря, колыхалась листва густых садов. В небе играли голуби. И тогда Женя решила: пусть голуби будут чайками, этот старый сарай с его веревками, фонарями и флагами – большим кораблем. Она же сама будет капитаном».

    Превью из фильма

  • Кадр из фильма «Москва слезам не верит».

    В хрущёвские времена исполнилось пророчество чеховского Лопахина – дачник активно взялся за лопату. Возникло много садоводческих и огородных товариществ, которые были призваны, отчасти, решить продовольственную проблему. Сам вырастил – сам покушал. Вторая половина 1950-х – настоящий дачный бум. Тогда участки выделялись для конкретных крупных предприятий и раздавались лучшим работникам. Так в Подмосковье возникли товарищества с характерными названиями, вроде «Энергетик» - сразу видно, что от Мосэнерго. Забавно и – симптоматично, что эти садово-огородные участки, как юридически, так и фактически не были собственно дачами. Но люди их «парадигмой усадьбы» дружно принялись именовать свои «Энергетики» и «Подшипники» - дачными посёлками. Не в документах, конечно же, а между собой. Этой связи вспоминается характерная сцена из культового советского фильма «Москва слезам не верит». Жених Тоси везёт девушек на дачу, то есть, на такой вот огородный участок, полученный от производства. Однако ушлая модница Людмила, поняв, что им предстоит провести время не в роскошной «усадьбе» под липами, а, собственно, в домике, стоящем посреди картофельных плантаций, кричит: «Нет! Нам это не подходит!» Для неё это – не дача. Она же знает вкус жизни.

    БА

  • Кадр из фильма «Берегись автомобиля».

    Со временем, к 1970-м годам, и эти посёлки сделались едва ли не элитными, ибо участки давались в 30-40 километрах от Москвы. На этих 6-8 сотках выросли яблоневые сады, а дети и внуки огородников стали ощущать себя уже настоящими, подлинными, «чеховскими» дачниками. И всё вернулось на круги своя – гамак, велосипед, купание, шум вечерней электрички, ароматы луга, яблочное изобилие. В эпоху так называемого «застоя» была такая негласная формула советского благополучия: «Квартира – Машина – Дача». Дача – непреложно, причём лучше всего - поближе к границам города. Жаворонки, Внуково, Балашиха. У Владимира Солоухина есть характерная вещица – «Съезжались на дачу гости». Аллюзии всем понятны. Ну что, брат Пушкин? «В первом часу дня начали мало-помалу собираться гости на дачу в Мичуринце; некоторые по зеленой дачной улице с электрички, но большинство на машинах – ‘Жигулях’ или ‘Волгах’». Мичуринец – из той же серии, что и прочие «Энергетики», однако, к моменту написания произведения – место престижной дольче-вита. Опять же – популярные у обеспеченных советских граждан марки машин. В описании нет дешёвых «Запорожцев» или, скажем, «Москвичей» («не машина, а ведро с гайками»).

    2-4.

  • Девушки на даче. 1986 год.

    В конце 1980-х стало модно именовать свои дачи…«фазендами». Откуда это? Дело в том, что в 1988 году на наших экранах блеснула бразильская мега-звезда по имени «Рабыня Изаура». В самом первом «мыльном» сериале, заставлявшем трепетать сердца советских тружениц, постоянно звучало это сладкое, как тропические фрукты, название – фазенда. Шесть соток фазенды. В Можайском районе. Кстати, именно на рубеже 1980-1990-х годов начался очередной дачный бум – снова началась массовая раздача земель, но, как правило, в отдалённых районах. Как шутили тогда сатирики: «От центра Москвы далеко, зато к пригородам Калуги близко». 1990-е годы – время шикарных построек и кича. Возникали закрытые дачные посёлки с развитой инфраструктурой и крутолобыми охранниками у ворот. Богатые да хваткие спешили жить... Время идёт, а мода на дачную жизнь никуда не уходит, только лишь наполняется новыми трендами. Так, сейчас модно купить старую дачу (хотя бы и в «Энергетике», ибо сие уже - винтаж) и, не разрушая стен, сделать в доме основательный ремонт. Дабы не утратить аромата старины, так сказать. Потому что, как ни крути, а «парадигма усадьбы» - это в крови, никуда не денешься!

бриткиска
Острый перец

На берегу подмосковного пруда с утра дежурила машина милиции и скорая. Не то чтобы в летний день обе бригады собирались отдохнуть на шашлычках - у берега пруда нашли тело погибшего мужчины. Медик констатировал смерть от повышенного количества воды в легких. "Но это первоначально, более точный ответ даст экспертиза", - сказал он участковому
милиционеру.
Молодой участковый взодхнул. Совсем не хотелось ему проблем перед летним отпуском - а на обычного пьяницу, погибшего в пруду, мертвый мужчина был не похож... На вид ему было лет 33-35, если пристально рассматривать, то можно было отметить его загар, приличную одежду, обувь.
На берегу, рядом с местом преступления была только пара пластиковых стаканов и грязный деревянный столик, сервированный остатками маринованной закуски, которую не тронули районные собаки.
- Повезем на экспертизу, а там выясним, куда передавать дело, - решили обе команды экспертов и разошлись по машинам. Пластиковые стаканы были на всякий случай изъяты в качестве улик. Ну а милиции предстояло выяснение личности.

"Потемкин Алексей Иванович, 34 лет, москвич, офисный менеджер компании N", - разьяснили в милиции следователю, которому передали дело. - Не женат, в связи с преступными группировками не замечен, коллеги отзываются положительно. А смерть произошла от острого ядовитого отравления, причем яд такой в России встречается редко. На руке у потерпевшего белая полоска, словно что-то сняли с руки перед происшествием. Свежая стрижка, ухожен, был хорошо одет. Может, отравили и ограбили?"

Районный опрос не дал никаких ответов. Ближайший друг Потемкина, сосед по дому, который пил с ним, отмечая приезд, находился в горестном запое. Водитель, всю жизнь друживший с Лехой, был просто в глубоком шоке от смерти друга.
- Мы с ним на великах катались с 7 лет... - чуть не плакал он на допросе. - А когда тот из отпуска приехал, сказал - влюбился. Мы и пошли пить на пруд. Он даже там остался один допивать бутылку текилы с перцем, говорит, хотел вспомнить поездку...

Бутылку текилы так и не нашли. Следователь на работе погибшего выяснил, что тот незадолго до смерти ездил в отпуск на Средиземное море, отдыхать в Черногорию. "Так вот откуда полоска на руке  - на ней был туристический браслет!" - подумал Иван Лисников. Опрашивая экспертов, Лисников узнал, что яд, которым был отравлен Алексей, действительно, чаще всего встречается в средизнемноморских странах. Его варят из каких-то трав, используют при приворотах, а в больших количествах
его дозы смертельны.

- Ну так, тебе придется отдохнуть в Черногории за свой счет. - поставил условия Лисникову начальник. - Нам нужно срочно раскрыть одно из дел, а туризм, отравление - будет громкий скандал. К тому же оплатить путевку мы тебе, как понимаешь, не можем, но ты можешь сгонять в отпуск якобы сам... - подмигнул Лисникову шеф. И что оставалось сказать в ответ?

Самолет "Трансаэро" совершил посадку в г.Будва. Тысячи соотечественников радостно гремели остатками недопитого алкоголя из "дьютифри", переглядывались с женами и спутницами, пересчитывали детей и багаж, и радостно разъезжались по отелям. Все, кроме Лисникова - который хотел отдохнуть, но без ответа на вопросы дела лучше было бы не возвращаться. Он выпил в баре аэропорта пару стопок местной ракии и вышел из здания, махнув рукой встречающим гидам. Отдыхать - так отдыхать!

Первым делом Лисников, конечно, проинспектировал все окружающие бары. Это было очень важно - поговорить с местными барменами, многие из которых даже понимали по-русски, очень важным было также изучить местные гоу-гоу шоу, познакомиться с местными б... Но увлекаться, конечно же, не стоило.

Алексей отдыхал в отеле "4 звезды", не особо примечательном и богатом - тем более, что турагентство продавало туры в местные "трешки" московским туристам как "четверки". По соседству со средней трешкой всеми красками громыхал огромный пятизвездный отель-монстр с парковкой, беседками, гламурными зонтами и шумной дискотекой по вечерам. Лисников зашел в этот отель как гость, и приветливый, но осторожный консьерж сразу спросил, куда он следует. "А вот в салон красоты!" - нашелся находчивый милиционер, одетый в яркие шорты и футболку, как турист. Сердце опытного консьержа подсказывало, что гость не случайный, но он сделал вид, что не узнал в туристе мента. "Мало ли причуд у отдыхающих русских", - вздохнул он и пропустил Лисникова.

Лисников действительно заглянул в салон красоты и не пожалел. Перед ним стояла самая красивая девушка в мире - или это ему так отсвечивало солнце. Черные кудри, потрясная фигура, обладенная грудь, легкое полупрозрачное платье.  - Вам постричься или массаж? - спросила кудрявая черногорская дива. - Много русских было у нас в этом году, недавно тоже тут один ходил.
- И как его стрижка, удалась? - иронично спросил Лисников.
- Неплохо, - кокетливо ответила девушка, и тут он понял, что попал. Мало того, что она точно была замечена в связи с погибшим, так и общаться с ней объективно было просто невозможно. Не в это жаркое лето, не в таком коротком платье, только не с такими кудрявыми локонами и чувственными губами можно иметь дело.

От нетрезвого общения с сербкой Еленой его отвлекали теперь только сводки из России - ему соощили, что нашли пустую  бутылку от черногорской текилы у соседней бабки-собирательницы ветоши в Подмосковье. На дне сосуда лежал кусочек острого перца, который тоже отдали на экспертизу. Экспертиза пластиковых стаканов, кстати, показала, что в них содержалось малое количество яда, недостаточное для внезапной смерти. А вот перец действительно оказался смертельным - судя по всему, его долго вымачивали в яде, перед тем, как опустить в бутылку.
Расчет оказался верным - перец скушал тот, кто оставался допивать бутылку в одиночестве. Вероятно, откусил, побежал срочно хлебнуть из пруда воды, но было уже поздно.
Так и упал на мелководье.

Сербка Елена оказалсь роковой девушкой для Лисникова, из-за которой он потерял сон. Он постригся, ежедневно ходил к ней на массаж и уже почти согласился на бесцветный маникюр. Но некоторые мысли о возвращении на работу все-таки не оставляли его, и приходилось брать себя в руки. Пересилив себя, он начал допрашивать Елену о ее бывших русских ухажерах.
Из путанных объяснений он понял, что русский мужчина, который недавно отдыхал здесь, делал ей предложение. Но что-то у них не сложилось - то ли он не понравился ее матери, то ли не подкрепил свои обещания действиями и собрался уезжать, как любой турист, окончив курортный роман. На сомнения Лисникова натолкнула только информация о том, что мать Елены была ворожеей - и по словам дочери, занималась легким колдовством. Он напросился в гости в сербскую квартиру на ужин. При одном только взгляде в глаза потенциальной сербской тещи ему стало все понятно - вот кто не хотел отпускать дочку в
чужую страну. На полках дома висели неизвестные ему травы, коренья, в кладовке, куда ему удалось сунуть любопытный нос, стояли кастрюльки со странным варевом. Доказывать ему больше ничего не хотелось.
Он прихватил пару пучков трав из кладовки и,пользуясь удобной минутой, уже собирался тихонько выйти. На пороге стояла пожилая сербка с седыми волосами. - Бутылку текилы в дорогу не хотите? Там острый перец, как вы, русские, любите - хитро улыбнулась она ему.
Лисников отказался. И иногда даже об этом жалел, вспоминая красавицу Елену в своих русских снах.

Kitties In The Kitchen by Julie Bauknecht.


Originally posted by levkonoe at Kitties In The Kitchen by Julie Bauknecht.




~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Автор картины - в заголовке, при копировании просьба указывать автора!

Latest Month

June 2014
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Emile Ong